Вэриан Хэл Р. Вэриан,
Микроэкономика
Промежуточный Уровень:
Современный Подход
Микронаушник
для сдачи
экзаменов
купить
ВВЕДЕНИЕ
Глава 1 - РЫНОК
Глава 2 - БЮДЖЕТНОЕ ОГРАНИЧЕНИЕ
Глава 3 - ПРЕДПОЧТЕНИЯ
Глава 4 - ПОЛЕЗНОСТЬ
Глава 5 - ВЫБОР
Глава 6 - СПРОС
Глава 7 - ВЫЯВЛЕННЫЕ ПРЕДПОЧТЕНИЯ
Глава 8 - УРАВНЕНИЕ СЛУЦКОГО
Глава 9 - КУПЛЯ И ПРОДАЖА
Глава 10 - МЕЖВРЕМЕННОЙ ВЫБОР
Глава 11 - РЫНКИ АКТИВОВ
Глава 12 - НЕОПРЕДЕЛЕННОСТЬ
Глава 13 - РИСКОВЫЕ АКТЫ
Глава 14 - ИЗЛИШЕК ПОТРЕБИТЕЛЯ
Глава 15 - РЫНОЧНЫЙ СПРОС
Глава 16 - РАВНОВЕСИЕ
Глава 17 - ТЕХНОЛОГИЯ
Глава 18 - МАКСИМИЗАЦИЯ ПРИБЫЛИ
Глава 19 - МИНИМИЗАЦИЯ ИЗДЕРЖЕК
Глава 20 - КРИВЫЕ ИЗДЕРЖЕК
Глава 21 - ПРЕДЛОЖЕНИЕ ФИРМЫ
Глава 22 - ПРЕДЛОЖЕНИЕ ОТРАСЛИ
Глава 23 - МОНОПОЛИЯ
Глава 24 - ПОВЕДЕНИЕ МОНОПОЛИИ
Глава 25 - РЫНКИ ФАКТОРОВ
Глава 26 - ОЛИГОПОЛИЯ
Глава 27 - ТЕОРИЯ ИГР
Глава 28 - ОБМЕН
Глава 29 - ПРОИЗВОДСТВО
Глава 30 - ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ БЛАГОСОСТОЯНИЯ
Глава 31 - ВНЕШНИЕ ЭФФЕКТЫ (ЭКСТЕРНАЛИИ)
Глава 32 - ПРАВО И ЭКОНОМИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ
Глава 33 - ИНФОРМАЦИОННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ
Глава 34 - ОБЩЕСТВЕННЫЕ БЛАГА
Глава 35 - АСИММЕТРИЧНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
ОТВЕТЫ
Глава 14 - ИЗЛИШЕК ПОТРЕБИТЕЛЯ
      В предшествующих главах мы видели, каким образом можно вывести функцию спроса потребителя из скрывающихся за ней предпочтений или функции полезности. Однако, на практике нас обычно интересует задача обратного рода — то, каким образом вывести предпочтения или оценочную функцию полезности, исходя из наблюдений за поведением в отношении спроса.

Вы в разделе: Глава 3 - ПРЕДПОЧТЕНИЯ

Глава 3 - ПРЕДПОЧТЕНИЯ



      Как мы видели в гл. 2, экономическая модель поведения потребителя очень проста: люди выбирают лучшее из того, что могут себе позволить. Предыдущая глава посвящена разъяснению смысла слов "могут себе позволить", настоящая же глава посвящается разъяснению экономического понятия "лучшее".

      Мы называем объекты потребительского выбора потребительскими наборами. Они представляют собой полный перечень товаров и услуг, охватываемых исследуемой нами проблемой выбора. Следует подчеркнуть слово "полный": при анализе конкретной задачи потребительского выбора непременно убедитесь, что включили в определение его потребительского набора все товары, которые следовало включить.

      Если мы хотим исследовать потребительский выбор в самом широком плане, нам потребуется не только полный перечень тех товаров, которые данный потребитель мог бы потребить, но и описание того, когда, где и при каких обстоятельствах эти товары могли бы стать для него доступными. В конце концов людям небезразлично и то, сколько пищи у них имеется сегодня, и то, сколько ее у них будет завтра. Плот посреди Атлантического океана — вовсе не то же самое, что плот посреди пустыни Сахара. А зонт во время дождя — совсем иной товар, чем зонт в солнечный день. Часто бывает полезным думать об "одном и том же" товаре, доступном в различных местах или при различных обстоятельствах, как о разных товарах, поскольку в этих ситуациях потребитель может оценивать товар по-разному.

      Однако, когда мы ограничиваем наше внимание простой задачей выбора, подходящие товары обычно достаточно очевидны. Часто мы берем на вооружение ранее изложенную идею рассмотрения лишь двух товаров, один из которых именуется "все другие товары", так что можно сосредоточить внимание на выборе между данным товаром и всеми остальными. Такой способ позволяет нам рассматривать потребительский выбор, включающий многие товары, и при этом по-прежнему использовать двумерные графики.

      Итак, пусть наш потребительский набор состоит из двух товаров и пусть x1 обозначает количество одного товара, а x2 — количество другого. Полный потребительский набор обозначается поэтому (x1, х2). Как уже отмечалось, иногда мы будем сокращенно обозначать данный потребительский набор через X.

      3.1. Потребительские предпочтения       Предположим, что потребитель может ранжировать два любых заданных потребительских набора (х1, х2) и (y1, y2) по степени их желательности. Иными словами, потребитель может установить, что один из потребительских наборов, безусловно, лучше другого, или же решить, что ему безразлично, какой из двух наборов выбрать.

      Мы будем использовать знак f для обозначения того, что один набор строго предпочитается другому, так что (x1, x2) f (y1, y2) следует трактовать как утверждение, что потребитель строго предпочитает набор (x1, x2) набору (y1, y2) в том смысле, что он определенно хотел бы иметь не y-набор, а x-набор. Это отношение предпочтения играет роль рабочего понятия. Если потребитель предпочитает один набор другому, это означает, что он в случае предоставления такой возможности выберет один набор, а не другой. Таким образом, идея предпочтений основана на поведении потребителя. Чтобы сказать, предпочитается ли один набор другому, надо посмотреть, как ведет себя потребитель в ситуациях выбора, в которых фигурируют оба набора. Если он всегда выбирает (x1, x2), когда (y1, y2) ему доступен, естественно заключить, что этот потребитель предпочитает набор (x1, x2) набору (y1, y2).

      Если потребителю безразлично, какой из двух наборов потреблять, мы используем знак ~ и записываем это как (x1, x2) ~ (y1, y2). Безразличие означает, что в соответствии со своими предпочтениями потребитель получит одинаковое удовлетворение от потребления наборов (x1, x2) и (y1, y2).

      Если потребитель предпочитает один из двух наборов или ему безразлично, какой из них потреблять, мы говорим, что он слабо предпочитает набор (x1, x2) набору (y1, y2) и записываем это как (x1, x2)  (y1, y2).

      Указанные отношения строгого предпочтения, слабого предпочтения и безразличия не являются независимыми понятиями; они взаимосвязаны! Например, если (x1, x2)  (y1, y2) и (y1, y2)  (x1, x2), то можно сделать вывод, что (x1, x2) ~ (y1, y2). То есть, если потребитель думает, что набор (x1, x2) по крайней мере не хуже набора (y1, y2) и что набор (y1, y2) по крайней мере не хуже набора (x1, x2), то ему должно быть безразлично, какой из этих двух товарных наборов потреблять.

      Аналогично, если (x1, x2)  (y1, y2), но нам извеcтно, что не может быть, чтобы (x1, x2)  (y1, y2), то можно сделать вывод, что должно быть верно (x1, x2) f (y1, y2). Эта запись просто говорит о том, что если потребитель считает набор (x1, x2) по крайней мере не худшим, чем набор (y1, y2), и при этом ему небезразлично, какой из двух наборов потреблять, то потребитель должен полагать, что набор (x1, x2) строго лучше набора (y1, y2).

      3.2. Предположения относительно предпочтений

      Экономисты обычно делают ряд предположений относительно "логичности" предпочтений потребителей. Представляется, например, неразумной, чтобы не сказать противоречивой, ситуация, в которой (x1, x2) f (y1, y2) и в то же время (y1, y2) f (x1, x2). Ведь это означало бы, что потребитель строго предпочитает x-набор y-набору... и наоборот.

      Итак, обычно мы принимаем некоторые предпосылки, характеризующие отношения предпочтения. Некоторые из этих предпосылок столь основополагающи, что можно говорить о них как об "аксиомах" теории поведения потребителя. Вот три таких аксиомы в отношении потребительских предпочтений.

Аксиома полной (совершенной) упорядоченности, или сравнимости. Мы полагаем, что любые два набора можно сравнить между собой. Иными словами, если даны любой x-набор и любой y-набор, то мы считаем, что либо (x1, x2 (y1, y2), либо (y1, y2)  (x1, x2), либо имеет место то и другое одновременно; последнее означает, что потребителю безразлично, какой из двух наборов потреблять.

Аксиома рефлексивности. Мы полагаем, что любой набор по крайней мере не хуже себя самого: (x1, x2)  (x1, x2).

Аксиома транзитивности. Если (x1, x2)  (y1, y2) и (y1, y2)  (z1, z2), то мы полагаем, что (x1, x2)  (z1, z2). Иными словами, если потребитель считает, что набор X по крайней мере не хуже набора Y, а набор Y по крайней мере не хуже набора Z, то, значит, он считает, что набор X по крайней мере не хуже набора Z.

      Первая аксиома — полной упорядоченности, или сравнимости — вряд ли может вызвать возражения по крайней мере применительно к такого рода случаям выбора, которые обычно изучаются экономистами. Сказать, что любые два набора можно сравнить между собой, означает просто сказать, что потребитель способен выбрать один из двух любых заданных наборов. Можно, конечно, представить себе экстремальные ситуации, предполагающие выбор между жизнью и смертью, в которых ранжирование альтернатив может оказаться делом трудным или даже невозможным, но выбор такого рода по большей части лежит за пределами экономического анализа.

      Вторая аксиома — рефлексивности — тривиальна. Любой набор, безусловно, по крайней мере столь же хорош, как и идентичный ему набор. Родителям маленьких детей иногда, возможно, удается наблюдать поведение, нарушающее данную предпосылку, но для поведения подавляющей части взрослых она представляется приемлемой.

      Третья аксиома — транзитивности — более проблематична. Нет уверенности в том, что транзитивность предпочтений с необходимостью должна быть свойством, характеризующим любые предпочтения. Предположение о том, что предпочтения транзитивны, не представляется обязательным, если исходить только из чистой логики. На самом деле, с точки зрения последней, оно таковым и не является. Транзитивность есть гипотеза о поведении людей в отношении выбора, а вовсе не чисто логическое утверждение. Важно, однако, не то, является ли данная гипотеза фундаментальным логическим положением, важно другое — является ли она достаточно точным описанием поведения людей.

      Что бы вы подумали о человеке, который заявил, что предпочитает набор X набору Y и набор Y набору Z, а затем заявил также, что предпочитает набор Z набору ? Это, безусловно, было бы расценено как свидетельство весьма странного поведения.

      Еще важнее следующее: как повел бы себя такой потребитель при выборе из трех наборов X, Y и ? Если бы мы попросили его выбрать самый предпочитаемый им набор, перед ним возникла бы серьезная проблема, ведь какой бы набор он ни выбрал, всегда будет существовать набор, который он бы предпочел выбранному. Если мы хотим иметь теорию, в рамках которой люди осуществляют "наилучший" выбор, то предпочтения должны удовлетворять аксиоме транзитивности или чему-то в подобном роде. Если бы предпочтения не были транзитивны, вполне могло бы существовать множество наборов, выбрать наилучший из которого невозможно.

      3.3. Кривые безразличия       Оказывается, всю теорию потребительского выбора можно сформулировать с позиций предпочтений, удовлетворяющих трем вышеописанным аксиомам, к которым добавляется несколько предпосылок технического характера. Нам, однако, удобно описать предпочтения графически, используя для этого построение, именуемое кривыми безразличия.

      Рассмотрим рис.3.1, изображающий две оси, вдоль которых отложено потребление неким потребителем товаров 1 и 2. Выберем определенный потребительский набор (x1, x2) и заштрихуем область всех потребительских наборов, слабо предпочитаемых набору (x1, x2). Эта область именуется слабо предпочитаемым множеством. Наборы, лежащие на границе этого множества, — те, которые столь же хороши для данного потребителя, как и набор (x1, x2), образуют кривую безразличия.

      Мы можем провести кривую безразличия через любой потребительский набор. Кривая безразличия, проходящая через какой-либо потребительский набор, состоит из всех товарных наборов, которые для потребителя не хуже заданного.

      Одна из проблем использования кривых безразличия для описания предпочтений состоит в том, что указанные кривые показывают лишь наборы, которые потребитель воспринимает как безразличные друг другу, не показывая при этом, какие наборы лучше, а какие хуже. Полезно иногда рисовать на кривых безразличия маленькие стрелочки, указывающие направление расположения предпочитаемых наборов. Мы не всегда будем это делать, но непременно поступим так в тех примерах, в которых иначе могла бы возникнуть путаница.

      Если не ввести никаких дополнительных предпосылок в отношении предпочтений, то кривые безразличия могут принимать весьма странную форму. Однако уже на данном уровне обобщения можно сформулировать важный принцип, характеризующий кривые безразличия: кривые безразличия, представляющие отличные друг от друга уровни предпочтений, не могут пересекаться. Другими словами, ситуация, изображенная на рис. 3.2, не может иметь места в действительности.

Рис. 3.1

      Слабо предпочитаемое множество. Закрашенная область состоит из всех наборов, которые по крайней мере не хуже набора (x1, x2).

      Чтобы доказать это, выберем три товарных набора, X, Y и Z, таких, что X лежит лишь на одной кривой безразличия, Y — лишь на другой кривой безразличия, а Z — на пересечении указанных кривых безразличия. Согласно сделанному нами предположению кривые безразличия представляют разные уровни предпочтений, так что один из наборов, скажем X, строго предпочитается другому набору, Y. Нам известно, что X ~ Z и что Z ~ Y, из аксиомы же транзитивности, поэтому должно следовать, что X ~ Y. Это, однако, противоречит предположению о том, что X f Y. Указанное противоречие дает нам искомый результат — кривые безразличия, представляющие отличные друг от друга уровни предпочтений, не могут пересекаться. Какими другими свойствами обладают кривые безразличия? Отвечая на вопрос абстрактно, — немногими. Кривые безразличия есть способ описания предпочтений. Почти любые мыслимые "разумные" предпочтения могут быть представлены с помощью кривых безразличия. Трудность заключается в том, чтобы узнать, каков вид предпочтений, порождающих те или иные формы кривых безразличия.

      3.4. Примеры предпочтений

      Попробуем установить связь между предпочтениями и кривыми безразличия с помощью некоторых примеров. Опишем некоторые предпочтения, а затем посмотрим, как выглядят кривые безразличия, их представляющие.


Рис. 3.2

      Кривые безразличия не могут пересекаться. Если бы они пересекались, наборы X, Y и Z были бы безразличными друг другу, а следовательно, не могли бы лежать на отличных друг от друга кривых безразличия.

      Существует общая процедура построения кривых безразличия на основе "словесного" описания предпочтений. Для начала отметьте карандашом то место графика, где находится произвольный потребительский набор (x1, x2). Теперь подумайте, каким образом добавить потребителю немного товара 1, Dx1, переместив его в точку (x1 + Dx1, x2). А теперь спросите себя, на сколько бы пришлось изменить потребление товара x2, чтобы полученный в результате потребительский набор оказался для потребителя не хуже исходного. Назовите это изменение Dx2. Задайте вопрос: "Как при данном изменении количества товара 1 следует изменить количество товара 2, чтобы потребителю было безразлично, потреблять набор (x1 + Dx1, x2 + Dx2) или набор (x1, x2)?" Переместившись таким образом из точки местонахождения одного потребительского набора, вы тем самым нарисовали кусочек кривой безразличия. Теперь попробуйте сделать это же для другого набора, и т.д., пока не нарисуете отчетливую картину формы кривых безразличия в целом.

      Совершенные субституты

      Два товара являются совершенными субститутами, если потребитель готов заместить один товар другим в постоянной пропорции. Простейший случай совершенных субститутов — когда потребитель готов заместить один товар другим в соотношении один к одному.

      Предположим, например, что мы выбираем между красными и синими карандашами и что потребитель, совершающий этот выбор, любит карандаши, но совершенно равнодушен к их цвету. Выберем какой-либо потребительский набор, скажем, (10, 10). Тогда для данного потребителя любой другой потребительский набор, содержащий 20 карандашей, столь же хорош, как и набор (10, 10). Выражаясь языком математики, любой потребительский набор (x1, x2), такой,
что x1 + x2 = 20 , будет лежать на кривой безразличия данного потребителя, проходящей через набор (10, 10). Следовательно, все кривые безразличия для данного потребителя представляют собой параллельные прямые линии с наклоном –1, как показано на рис. 3.3. Наборы с б ó льшим совокупным числом карандашей предпочитаются наборам с меньшим совокупным числом карандашей, поэтому предпочтения возрастают в направлении вправо вверх, что иллюстрирует рис. 3.3.

      Как все это выглядит с точки зрения общей процедуры вычерчивания кривых безразличия? Если мы находимся в точке (10, 10) и увеличиваем количество первого товара на одну единицу до 11, то на сколько нам понадобится изменить количество второго товара, чтобы вернуться на исходную кривую безразличия? Ответ, очевидно, следующий: количество второго товара придется уменьшить на одну единицу. Таким образом, кривая безразличия, проходящая через точку (10, 10), имеет наклон –1. Ту же самую процедуру можно проделать применительно к любому другому товарному набору, получив при этом те же самые результаты, — в данном случае все кривые безразличия будут иметь постоянный наклон, равный –1.

      Говоря о совершенных субститутах, важно подчеркнуть, что кривые безразличия имеют постоянный наклон. Предположим, например, что мы взяли случай предпочтений потребителя в отношении синих карандашей и пары красных карандашей. Наклон кривых безразличия для этих двух товаров равен –2, так как потребитель готов уступить два карандаша, чтобы получить еще одну пару красных карандашей.


Рис. 3.3

      Совершенные субституты. Потребителя интересует лишь общее число карандашей, но не их цвет. Следовательно, кривые безразличия представляют собой прямые линии с наклоном, равным –1.

      В учебнике мы рассмотрим в основном случай, когда два товара выступают совершенными субститутами в соотношении один к одному.

      Совершенные комплементы

Совершенные комплементы — это товары, всегда потребляемые вместе в постоянной пропорции. В определенном смысле эти товары друг друга "дополняют". Хорошим примером совершенных комплементов могут служить правый и левый ботинки. Потребитель “любит” ботинки, но при этом всегда носит правый и левый ботинки вместе. Наличие у потребителя всего лишь одного ботинка из пары не способствует его благосостоянию.

      Нарисуем кривые безразличия для совершенных комплементов. Предположим, мы выберем потребительский набор (10, 10). Добавив к нему еще 1 правый ботинок, получаем набор (11, 10). Согласно сделанному нами предположению, это не меняет благосостояния потребителя по сравнению с исходной позицией: лишний ботинок не увеличивает его. То же самое произойдет, если добавить к исходному набору еще один левый ботинок: потребителю будет также безразлично, иметь ли набор (10, 11) или (10, 10).

      Таким образом, кривые безразличия имеют форму буквы L с вершиной в точке, где количество левых ботинок равно количеству правых ботинок, как на рис.3.4.


Рис. 3.4

Совершенные комплементы. Потребитель всегда стремится потреблять товары в постоянной пропорции. Поэтому кривые безразличия имеют форму буквы L.

      Если одновременно увеличить количество левых и правых ботинок, потребитель передвинется в более предпочитаемую точку, так что усиление предпочтений и в этом случае, как показано на графике, происходит в направлении вправо вверх.

      Говоря о совершенных комплементах, важно подчеркнуть, что потребитель предпочитает потреблять товары в постоянной пропорции, но при этом не обязательно в пропорции один к одному. Для потребителя, который всегда кладет в чашку чая две чайные ложки сахара, не употребляя сахар больше ни на что, кривые безразличия будут по-прежнему иметь форму буквы L. В этом случае вершины L-образных кривых безразличия будут приходиться уже на точки (2 чайные ложки сахара, 1 чашка чая), (4 чайные ложки сахара, 2 чашки чая) и т.д., а не на точки (1 правый ботинок, 1 левый ботинок), (2 правых ботинка, 2 левых ботинка) и т.д.

      В учебнике мы рассмотрим в основном случай, когда товары потребляются в пропорции один к одному.

      

      Антиблаго — это товар, который потребителю не нравится. Пусть, например, речь идет о таких товарах, как стручковый перец и анчоусы, и потребитель любит стручковый перец, но терпеть не может анчоусы. Предположим, однако, что существует некая возможность выбора между стручковым перцем и анчоусами. Иными словами, добавлением в пиццу какого-то количества стручкового перца можно было бы компенсировать потребителю вынужденное потребление заданного количества анчоусов. Как можно представить эти предпочтения, пользуясь кривыми безразличия?

      Выберите набор (x1, x2), состоящий из некоторого количества стручкового перца и некоторого количества анчоусов. Если дать потребителю больше анчоусов, то что придется сделать со стручковым перцем, чтобы удержать данного потребителя на той же самой кривой безразличия? Разумеется, придется дать потребителю еще сколько-то перца, чтобы компенсировать необходимость мириться с анчоусами. Поэтому кривые безразличия для такого потребителя должны восходить вправо вверх, как показано на рис.3.5.


Рис. 3.5

      Антиблага. Для этого потребителя анчоусы являются "антиблагом", а стручковый перец — "благом". Поэтому кривые безразличия имеют положительный наклон.

      Предпочтения в данном случае возрастают вправо вниз, т. е. в направлении уменьшившегося потребления анчоусов и увеличившегося потребления стручкового перца, как показывают стрелки на графике.

      Безразличные блага       Товар есть безразличное благо, если потребитель к нему совершенно равнодушен. Что, если потребитель просто равнодушен к анчоусам?

      В этом случае кривые безразличия для данного потребителя будут вертикальными линиями, подобными изображенным на рис.3.6. Потребителя волнует лишь количество имеющегося у него стручкового перца и совершенно не волнует, сколько у него имеется анчоусов. Чем больше стручкового перца, тем лучше, добавление же анчоусов никак не влияет на его благосостояние.


Рис. 3.

      Безразличное благо. Потребитель любит стручковый перец, но равнодушен к анчоусам, поэтому кривые безразличия представляют собой вертикальные линии.

      Рис. 3.Насыщение

      Иногда возникает необходимость рассмотреть ситуацию, предполагающую насыщение, в которой для потребителя существует некий самый наилучший набор, и чем "ближе" потребитель находится к этому наилучшему набору, тем выше его благосостояние с позиций его предпочтений. Например, предположим, что у потребителя имеется какой-то самый предпочитаемый товарный набор () и что чем дальше он находится от этого набора, тем ниже его благосостояние. В этом случае мы говорим, что точка () — это точка насыщения, или точка блаженства. Кривые безразличия для данного потребителя выглядят как изображенные на рис.3.7. Самая лучшая точка — точка (), а точки, удаляющиеся от этой точки блаженства, лежат на более "низких" кривых безразличия.

      В данном случае наклон кривых безразличия отрицателен, когда у потребителя имеется "слишком мало" или "слишком много" обоих товаров, и положителен, когда у него "слишком много" одного из товаров. В последнем случае этот товар становится антиблагом — сокращение потребления такого товара перемещает потребителя ближе к "точке блаженства". Если у него слишком много обоих товаров, они оба являются антиблагами, и поэтому сокращение потребления каждого из них перемещает потребителя ближе к точке блаженства.


Рис. 3.7

Предпочтения в случае насыщения. Набор () есть точка насыщения, или точка блаженства, кривые безразличия "окружают" данную точку.

      Допустим, что в роли двух таких товаров выступают шоколадный торт и мороженое. Вполне вероятно, что существует некое оптимальное количество шоколадного торта и мороженого, которое вам хотелось бы съедать еженедельно. Потребление любого количества этих товаров в размерах менее указанного означало бы ухудшение вашего благосостояния, однако и потребление любого их количества сверх указанного также приводило бы к его ухудшению.

      Если поразмыслить, то окажется, что в этом отношении большинство товаров подобны шоколадному торту и мороженому — пресытиться можно почти всем. Но обычно люди не стремятся потреблять чрезмерно много одних и тех же товаров. С какой стати вы предпочтете иметь чего-то больше, чем вам хочется? Поэтому, с точки зрения экономического выбора, интерес представляет та область, в которой вы потребляете большинство товаров в количествах меньше желаемых. В действительности людей интересует выбор именно такого рода, и как раз его мы и будем рассматривать.

      Дискретные товары       Обычно мы измеряем количество товаров в единицах, для которых дробные части тоже имеют смысл — можно в среднем потреблять 12,43 галлона молока в месяц, несмотря на то, что каждый раз вы покупаете по кварте молока. Иногда, однако, возникает необходимость исследовать предпочтения в отношении товаров, потребление которых в силу их природы ограничено отдельными целыми единицами.

      Например, рассмотрим спрос потребителя на автомобили. Мы могли бы выразить спрос на автомобили во времени, затраченном на пользование автомобилем, получив таким образом непрерывную переменную, однако для многих целей интерес представляет именно спрос, предъявляемый на фактическое число автомобилей.

      Использование предпочтений для описания поведения в отношении выбора, касающегося такого рода дискретного товара, трудностей не представляет. Пусть x2 — деньги, расходуемые на все другие товары, а x1дискретный товар, который можно приобретать только в неделимых количествах. Внешний вид "кривых" безразличия и слабо предпочитаемое множество для товара такого рода показаны на рис.3.8. В этом случае наборы, безразличные данному, будут множеством отдельных точек. Множество же наборов, по крайней мере не худших, чем данный конкретный набор, будет представлено множеством отрезком прямых.


                        A "Кривые" безразличия                                    B Слабо предпочитаемое множество
Рис. 3.8

      Дискретный товар. В данном случаетовар 1 можно приобрести только в неделимых количествах. Пунктирные линии на рис. A соединяют между собой безразличные друг другу наборы, а вертикальные линии на рис. B представляют наборы, по крайней мере не худшие, чем обозначенный набор.

      Вопрос о том, следует ли подчеркивать дискретную природу какого-либо товара, решается в зависимости от прикладных целей исследования. Если за весь временной период, охваченный нашим исследованием, потребитель выбирает одну или две единицы товара, признание дискретной природы выбора может иметь значение. Если же потребитель выбирает 30 или 40 единиц товара, то, возможно, удобнее считать данный товар делимым.

      Стандартные предпочтения

      Выше уже рассмотрено несколько примеров кривых безразличия. Как мы видели, с помощью этих простых графиков можно описать многие виды предпочтений, рациональных или нерациональных. Но для того чтобы описать предпочтения в общем виде, удобнее сконцентрировать внимание на нескольких типичных формах кривых безразличия. В настоящем параграфе мы расскажем еще о нескольких предпосылках общего характера, вводимых обычно в отношении предпочтений, и о значении этих предпосылок для формы соответствующих кривых безразличия. Предпосылки эти — не единственно возможные: в некоторых ситуациях, возможно, захочется использовать отличные от них предпосылки. Примем, однако, данные предпосылки в качестве определяющих характерные черты стандартных кривых безразличия.

      Во-первых, будем считать, что чем товара больше, тем лучше, т. е. что речь идет о благах, а не об антиблагах. Выражаясь более точно, если (х1, х2) — один товарный набор, а (y1, y2) — другой товарный набор, в котором обоих товаров по крайней мере не меньше, чем в (х1, х2), а одного из них — больше, то (y1, y2)f(х1, х2). Эту предпосылку иногда называют аксиомой монотонности предпочтений (или аксиомой ненасыщения — прим. науч. ред.). Как мы предположили в ходе обсуждения проблемы насыщения, утверждение "чем больше, тем лучше" справедливо, возможно, лишь до определенного предела. Следовательно, предпосылка о монотонности предпочтений говорит лишь о том, что мы намереваемся исследовать ситуации выбора до наступления указанного предела, до того, как обнаружится какое-либо насыщение — пока "больше" все еще означает "лучше". Экономическая теория была бы не очень-то интересным предметом в мире, где люди достигли точки насыщения в потреблении каждого товара.

      Что означает монотонность предпочтений применительно к форме кривых безразличия? Она означает, что эти кривые будут иметь отрицательный наклон. Посмотрим на рис.3.9. Если взять за исходный набор (х1, х2 ) и двигаться от него в любую точку вправо вверх, то тем самым мы будем перемещаться в более предпочитаемое положение. Двигаясь влево вниз, будем перемещаться в худшее положение. Поэтому чтобы перемещаться, не изменяя благосостояния, мы должны двигаться либо влево вверх, либо вправо вниз: кривая безразличия должна иметь отрицательный наклон.


Рис. 3.9

Монотонные предпочтения. Для данного потребителя лучше тот набор, в котором обоих товаров больше; а хуже тот, в котором обоих товаров меньше.

      Во-вторых, примем предпосылку о том, что средние значения предпочитаются крайним. Другими словами, если взять два товарных набора, (х1, х2) и (y1, y2), лежащих на одной и той же кривой безразличия, и такое взвешенное среднее этих двух наборов, что



      то средний набор будет по крайней мере не хуже каждого из двух крайних либо будет строго им предпочитаться. Этот средневзвешенный набор содержит среднее количество товара 1 и среднее количество товара 2, имеющееся в двух наборах. Поэтому он лежит посередине отрезка прямой, соединяющего x-набор и y-набор.

      В действительности будем считать сказанное справедливым для любого весового коэффициента t, принимающего значения от 0 до 1, а не только для 1/2. Таким образом, мы полагаем, что если (х1, х2) ~ (y1, y2), то для любого t, такого, что 0 t 1, будет

(tx1 + (1 — t)y1, tx2 + (1 — t)y2)  (x1, x2).

      В этой средневзвешенной двух наборов x-набор имеет вес t, а y-набор — вес 1–t. Следовательно, расстояние от x-набора до среднего набора есть просто t-я доля расстояния от x-набора до y-набора вдоль прямой, соединяющей два указанных набора.

      Геометрический смысл данного предположения в отношении предпочтений состоит в том, что множество наборов, слабо предпочитаемых набору (х1, х2), есть выпуклое множество. Пусть (y1, y2) и (х1, х2) — безразличные друг другу наборы. Тогда, если средние значения предпочитаются крайним, то все средневзвешенные наборов (х1, х2) и (y1, y2) слабо предпочитаются наборам (х1, х2) и (y1, y2). Выпуклое множество обладает тем свойством, что если взять любые две принадлежащие ему точки и провести отрезок прямой, их соединяющий, то указанный отрезок будет полностью лежать внутри данного множества.

      На рис.3.10A изображен пример выпуклых предпочтений (здесь и везде в тексте под выпуклыми предпочтениями понимаются предпочтения, изображаемые кривыми безразличия, выпуклыми к началу координат — прим. науч. ред.), а на рис.3.10B и 3.10C показаны два примера невыпуклых предпочтений. На рис.3.10C представлены предпочтения, которые невыпуклы до такой степени, что хочется назвать их "вогнутыми" предпочтениями (и снова имеется в виду вогнутость соответствующих кривых безразличия относительно начала координат — прим. науч. ред.).

Рис. 3.10                  A Выпуклые                        B Невыпуклые                        C Вогнутые
                        Предпочтения                    Предпочтения                    Предпочтения

      Различные виды предпочтений. На рис.A изображены выпуклые предпочтения, на рис.B — невыпуклые предпочтения и на рис.C — "вогнутые" предпочтения.       Можно ли представить себе предпочтения, которые не были бы выпуклыми? Одним из возможных примеров таких предпочтений могли бы стать мои собственные предпочтения в отношении мороженого и оливок. Я люблю мороженое и люблю оливки... но не люблю есть их вместе! О моем потреблении в течение ближайшего часа можно сказать следующее: мне, возможно, безразлично, съесть 8 унций мороженого и 2 унции оливок или же 2 унции мороженого и 8 унций оливок, но любой из этих наборов для меня лучше, чем одновременное потребление 5 унций того и другого! Именно такого рода предпочтения представлены на рис.3.10C.

      Почему мы стремимся принять предпосылку о том, что стандартные предпочтения выпуклы? Потому что по большей части товары потребляются совместно. Предпочтения видов, представленных на рис.3.10B и 3.10C, подразумевают, что потребитель предпочел бы по крайней мере до некоторой степени специализироваться на потреблении лишь одного из товаров. Однако нормальным является случай, когда потребитель готов обменять некоторое количество одного товара на другой и потреблять в конечном счете некоторое количество каждого из товаров, а не специализироваться на потреблении лишь одного из двух товаров.

      В самом деле, если взглянуть не на мое потребление в данный момент, а на мои предпочтения в отношении ежемесячного потребления мороженого и оливок, то мы увидим, что они гораздо более похожи на рисунок 3.10A, чем на рисунок 3.10C. Я предпочел бы ежемесячно потреблять сколько-то style='font-family:"Arial","sans-serif";letter-spacing: -.2pt'>мороженого и сколько-то оливок, хотя и в разное время, нежели специализироваться на потреблении какого-то одного из этих товаров в течение всего месяца.

      Наконец, развитием предпосылки о выпуклости предпочтений является предпосылка о строгой выпуклости предпочтений (именуемая также аксиомой строгой выпуклости предпочтений — прим. науч. ред.). Она означает, что средневзвешенная двух различных наборов строго предпочитается двум крайним наборам. Кривые безразличия для выпуклых предпочтений могут иметь участки, представленные отрезками прямых, в то время как строго выпуклые предпочтения должны описываться "скругленными" кривыми безразличия. Предпочтения в отношении двух товаров, являющихся совершенными субститутами, выпуклы, но не строго выпуклы.

      3.6. Предельная норма замещения

      Мы часто будем пользоваться наклоном кривой безразличия в конкретной точке. Эта идея столь полезна, что даже получила название: наклон кривой безразличия известен как предельная норма замещения (MRS). Данное название проистекает из того факта, что MRS измеряет пропорцию, в которой потребитель готов заместить один товар другим.

      Предположим, что мы отбираем у потребителя немножко товара 1, Dx1. Затем мы добавляем ему Dx2 — количество, как раз достаточное для того, чтобы вернуть его на его кривую безразличия, так что после этой замены x1 на x2 благосостояние потребителя не изменится. Мы рассматриваем отношение Dx2/Dx1 как пропорцию, в которой потребитель готов заместить товар 1 товаром 2.

      Будем теперь считать Dx1 очень малым изменением — предельным изменением. Тогда пропорция Dx2/Dx1 измеряет предельную норму замещения товара 1 товаром 2. По мере того как Dx1 уменьшается, Dx2/Dx1, как это видно из рис.3.11, приближается к наклону кривой безразличия.

      Записывая отношение Dx2/Dx1, всегда будем считать и числитель, и знаменатель малыми числами, описывающими предельные изменения по сравнению с исходным потребительским набором. Поэтому отношение, определяющее MRS, всегда будет описывать наклон кривой безразличия — пропорцию, в которой потребитель готов заместить чуть большим потреблением товара 2 чуть меньшее потребление товара 1. (Обратим внимание читателя на то, что в параграфе 3.7 автор отходит от этого “нестандартного” определения предельной нормы замещения, пользуясь в дальнейшем традиционным ее определением, построенным на замещении товара 2 товаром 1, а не наоборот. Как мы увидим в параграфе 3.8, такой возврат автора к традиционному определению предельной нормы замещения имеет важное значение для понимания поведения MRS — прим. науч. ред.)


Рис. 3.11

      Предельная норма замещения (MRS). Предельная норма замещения измеряет наклон кривой безразличия.

      Слегка смущающим моментом в отношении MRS является то, что, как правило, это число отрицательное. Мы уже видели, что монотонные предпочтения подразумевают отрицательность наклона кривых безразличия. Поскольку MRS есть численная мера наклона кривой безразличия, она, естественно, будет отрицательным числом.

      Предельная норма замещения количественно характеризует интересный аспект поведения потребителя. Допустим, что предпочтения потребителя стандартны, т. е. монотонны и выпуклы, и что в настоящий момент он потребляет некий набор (x1, x2). Предложим ему сделку: он может обменять товар 1 на товар 2 или товар 2 на товар 1 в любых количествах по "норме обмена", равной E.

      Иными словами, если потребитель откажется от Dx1 единиц товара 1, он может получить взамен E Dx1 единиц товара 2. Или наоборот, если он откажется от Dx2 единиц товара 2, то может получить Dx2/E единиц товара 1. На языке геометрии это означает, что мы предоставляем потребителю возможность, как показано на рис.3.12, двигаться в любую точку вдоль линии с наклоном –E, проходящей через (x1, x2). Движение влево вверх от точки (x1,x2) предполагает обмен товара 1 на товар 2, а движение вправо вниз — обмен товара 2 на товар 1. При движении и в том, и в другом направлениях норма обмена составляет E. Поскольку обмен всегда предполагает отказ от одного товара в обмен на другой, норма обмена E соответствует наклону –E.


Рис. 3.12

      Обмен товарами по норме обмена. В рассматриваемом случае мы позволяем потребителю обменивать товары по норме обмена E, что подразумевает возможность перемещения потребителя вдоль линии с наклоном –E.

      Теперь зададим вопрос: какой должна быть норма обмена, чтобы потребитель захотел остаться в точке (x1, x2)? Для ответа на этот вопрос мы просто отметим, что при пересечении линией обмена кривой безразличия на этой линии всегда будут иметься какие-то точки, предпочитаемые точке (x1, x2), а именно те, которые лежат над кривой безразличия. Следовательно, если мы не хотим двигаться из точки (x1, x2), то линия обмена должна являться касательной к кривой безразличия. Иными словами, наклон линии обмена –E, должен быть наклоном кривой безразличия в точке (x1, x2). При любой другой норме обмена линия обмена пересекала бы кривую безразличия и тем самым позволяла бы потребителю двигаться в более предпочитаемую точку.

      Таким образом, наклон кривой безразличия — предельная норма замещения — показывает норму обмена, при которой потребитель колеблется, производить обмен или нет. При любой норме обмена, отличной от MRS, у потребителя возникло бы желание обменять один товар на другой. Если же норма обмена равна MRS, потребитель хочет остаться в данной точке.

      3.7. Другие трактовки MRS       Мы заявили, что MRS количественно характеризует норму обмена, при которой потребитель колеблется, заместить ему товар 2 товаром 1 или нет. Можно также сказать, что потребитель колеблется, стоит ли ему "заплатить" некоторое количество товара 2, чтобы купить еще немного товара 1. Поэтому иногда говорят, что наклон кривой безразличия показывает предельную готовность платить.

      Если товар 2 представляет потребление "всех других товаров" и измеряется в долларах, которые вы можете истратить на их покупку, то трактовка MRS как предельной готовности платить совершенно естественна. Предельная норма замещения товара 2 товаром 1 — это то расходуемое на другие товары количество долларов, от которого вы готовы отказаться, чтобы потребить чуть больше товара 1. Но отказаться от расходования этих долларов — то же самое, что заплатить доллары за то, чтобы потребить чуть больше товара 1.

      Пользуясь трактовкой MRS как предельной готовности платить, следует соблюдать осторожность при подчеркивании и аспекта "предельности", и аспекта "готовности". MRS измеряет количество товара 2, которое потребитель готов заплатить за предельную величину дополнительного потребления товара 1. То, сколько вам действительно придется заплатить за некоторую данную величину дополнительного потребления, может отличаться от количества, которое вы готовы заплатить. Сколько вам придется заплатить, будет зависеть от цены товара, о котором идет речь. То, сколько вы готовы заплатить, не зависит от цены, это определяется вашими предпочтениями.

      Аналогично, то, сколько вы готовы заплатить за большое изменение потребления, может отличаться от того, сколько вы готовы заплатить за предельное изменение. То, сколько товара вы в конце концов купите, будет зависеть от ваших предпочтений в отношении этого товара и от цен, с которыми вы столкнетесь. То, сколько вы готовы заплатить за малое добавочное количество данного товара, характеризует исключительно ваши предпочтения.

      3.8. Поведение MRS       Иногда полезно описывать форму кривых безразличия посредством описания поведения предельной нормы замещения. Например, кривые безразличия для "совершенных субститутов" характеризуются тем фактом, что MRS постоянна и равна –1; случай "безразличных благ" — тем, что MRS везде бесконечна; предпочтения для случая "совершенных комплементов" — тем, что MRS равна либо нулю, либо бесконечности, но не принимает никаких промежуточных значений.

      Как выше уже указывалось, предпосылка о монотонности предпочтений подразумевает отрицательный наклон кривых безразличия, поэтому в случае монотонных предпочтений поведение MRS всегда предполагает сокращение потребления одного товара ради получения большего количества другого.

      Случай выпуклых кривых безразличия указывает еще на один аспект поведения MRS. Для строго выпуклых кривых безразличия MRS — наклон кривой безразличия — по мере увеличения x1 убывает (по абсолютной величине). Таким образом, кривые безразличия демонстрируют убывание предельной нормы замещения. Это означает, что норма, по которой индивид готов заместить x2 на x1, понижается по мере увеличения количества x1 . Будучи представлена таким образом, выпуклость кривых безразличия выглядит очень естественной: она говорит о том, что чем больше у вас имеется одного товара, тем в большей мере вы готовы отказаться от какого-то его количества в обмен на другой товар. (Но помните пример с мороженым и оливками — для некоторых пар товаров эта предпосылка может не соблюдаться!)

      Краткие выводы

      1. Экономисты полагают, что потребитель способен ранжировать различные возможности потребления. Способ, которым потребитель ранжирует потребительские наборы, описывает его предпочтения.

      2. Для графического представления предпочтений разного вида можно использовать кривые безразличия.

      3. Стандартные предпочтения монотонны (в смысле, что "больше означает лучше") и выпуклы (в смысле, что средние наборы предпочитаются крайним).

      4. Предельная норма замещения (MRS) измеряет наклон кривой без-различия. Этот наклон можно трактовать как то количество товара 2, от которого потребитель готов отказаться, чтобы получить больше товара 1.

      ВОПРОСЫ ДЛЯ ПОВТОРЕНИЯ

      1. Если мы видим, что потребитель выбирает набор (x1, x2), при том, что одно временно ему доступен набор (y1, y2), можем ли мы заключить, что (x1,x2) f(y1,y2)?

      2. Рассмотрите для группы людей A,B,C отношение "по меньшей мере такой же высокий, как", например, как в утверждении "A по меньшей мере такой же высокий, как и B". Является ли это отношение транзитивным? Характеризуется ли оно полной упорядоченностью (сравнимостью)?

      3. Рассмотрите отношение "строго выше, чем" для той же группы людей. Транзитивно ли это отношение? Рефлексивно ли оно? Характеризуется ли оно полной упорядоченностью?

      4. Тренер колледжа по футболу заявляет, что из двух судей на линии — A и B — он всегда предпочитает того, который крупнее по комплекции и быстрее бегает. Является ли данное отношение предпочтения транзитивным? Характеризуется ли оно полной упорядоченностью?

      5. Может ли кривая безразличия пересекать сама себя? Например, мог бы рис.3.2 изображать единственную кривую безразличия?

      6. Мог бы рис.3.2 изображать единственную кривую безразличия, если бы предпочтения были монотонными?

      7. Если и стручковый перец, и анчоусы — антиблага, то каким будет наклон кривой безразличия — положительным или отрицательным?

      8. Объясните, почему выпуклые предпочтения означают, что "средние наборы предпочитаются крайним".

      9. Какова ваша предельная норма замещения 1-долларовых купюр 5-долларовыми?

      10. Если товар 1 — "безразличное благо", то какова предельная норма его замещения товаром 2?

      11.Приведите примеры еще каких-нибудь товаров, в отношении которых ва-ши предпочтения могли бы быть вогнутыми.

© 2008-2014 freakonomics.ru