Вэриан Хэл Р. Вэриан,
Микроэкономика
Промежуточный Уровень:
Современный Подход
Микронаушник
для сдачи
экзаменов
купить
ВВЕДЕНИЕ
Глава 1 - РЫНОК
Глава 2 - БЮДЖЕТНОЕ ОГРАНИЧЕНИЕ
Глава 3 - ПРЕДПОЧТЕНИЯ
Глава 4 - ПОЛЕЗНОСТЬ
Глава 5 - ВЫБОР
Глава 6 - СПРОС
Глава 7 - ВЫЯВЛЕННЫЕ ПРЕДПОЧТЕНИЯ
Глава 8 - УРАВНЕНИЕ СЛУЦКОГО
Глава 9 - КУПЛЯ И ПРОДАЖА
Глава 10 - МЕЖВРЕМЕННОЙ ВЫБОР
Глава 11 - РЫНКИ АКТИВОВ
Глава 12 - НЕОПРЕДЕЛЕННОСТЬ
Глава 13 - РИСКОВЫЕ АКТЫ
Глава 14 - ИЗЛИШЕК ПОТРЕБИТЕЛЯ
Глава 15 - РЫНОЧНЫЙ СПРОС
Глава 16 - РАВНОВЕСИЕ
Глава 17 - ТЕХНОЛОГИЯ
Глава 18 - МАКСИМИЗАЦИЯ ПРИБЫЛИ
Глава 19 - МИНИМИЗАЦИЯ ИЗДЕРЖЕК
Глава 20 - КРИВЫЕ ИЗДЕРЖЕК
Глава 21 - ПРЕДЛОЖЕНИЕ ФИРМЫ
Глава 22 - ПРЕДЛОЖЕНИЕ ОТРАСЛИ
Глава 23 - МОНОПОЛИЯ
Глава 24 - ПОВЕДЕНИЕ МОНОПОЛИИ
Глава 25 - РЫНКИ ФАКТОРОВ
Глава 26 - ОЛИГОПОЛИЯ
Глава 27 - ТЕОРИЯ ИГР
Глава 28 - ОБМЕН
Глава 29 - ПРОИЗВОДСТВО
Глава 30 - ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ БЛАГОСОСТОЯНИЯ
Глава 31 - ВНЕШНИЕ ЭФФЕКТЫ (ЭКСТЕРНАЛИИ)
Глава 32 - ПРАВО И ЭКОНОМИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ
Глава 33 - ИНФОРМАЦИОННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ
Глава 34 - ОБЩЕСТВЕННЫЕ БЛАГА
Глава 35 - АСИММЕТРИЧНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
ОТВЕТЫ
Глава 31 - ВНЕШНИЕ ЭФФЕКТЫ (ЭКСТЕРНАЛИИ)
      Мы говорим, что экономическая ситуация влечет за собой внешний эффект со стороны потребления, если одного потребителя непосредственно интересует производство или потребление другого. У меня, например, имеются предпочтения вполне определенного характера в отношении того, что мой сосед громко играет на трубе в 3 часа утра или сидящий рядом со мной в ресторане человек курит дешевую сигару, или в отношении степени загрязнения среды местными автомобилями. Все это примеры отрицательных внешних эффектов, связанных с потреблением. С другой стороны, я могу получать удовольствие, глядя на цветы в саду у соседа, и это пример положительного внешнего эффекта, связанного с потреблением.

Вы в разделе: Глава 31 - ВНЕШНИЕ ЭФФЕКТЫ (ЭКСТЕРНАЛИИ)

Глава 31 - ВНЕШНИЕ ЭФФЕКТЫ (ЭКСТЕРНАЛИИ)

 

 

Мы говорим, что экономическая ситуация влечет за собой внешний эффект со стороны потребления, если одного потребителя непосредственно интересует производство или потребление другого. У меня, например, имеются предпочтения вполне определенного характера в отношении того, что мой сосед громко играет на трубе в 3 часа утра или сидящий рядом со мной в ресторане человек курит дешевую сигару, или в отношении степени загрязнения среды местными автомобилями. Все это примеры отрицательных внешних эффектов, связанных с потреблением. С другой стороны, я могу получать удовольствие, глядя на цветы в саду у соседа, и это пример положительного внешнего эффекта, связанного с потреблением.

Аналогично внешний эффект со стороны производства возникает, когда на производственные возможности одной фирмы оказывает воздействие выбор другой фирмы или потребителя. Классический пример такого рода внешнего эффекта — яблоневый сад, располагающийся по соседству с пчеловодом; здесь имеются взаимные положительные внешние эффекты, связанные с производством: производство каждой из фирм положительно влияет на производственные возможности другой фирмы. Подобным же образом фирму, занимающуюся рыболовством, волнует количество загрязняющих веществ, спускаемых в воды, в которых она ведет лов, и отрицательно влияющих на ее улов.

Главный признак внешних эффектов (экстерналиев) — существование товаров, которые интересуют людей, но не продаются на рынках. Не существует рынка музыки, громко исполняемой в 3 часа утра, как не существует рынка распространения дыма от дешевых сигар или рынка соседей, содержащих красивые палисадники. Именно это отсутствие рынков для внешних эффектов и вызывает ряд проблем.

До сих пор мы исходили из неявной предпосылки о том, что каждый индивид может принимать решения в отношении потребления или производства, не заботясь при этом о действиях других. Все взаимодействия между потребителями и производителями опосредовались рынком, так что всем экономическим субъектам требовалось знать рыночные цены и собственные потребительские или производственные возможности. В настоящей главе мы снимем эту предпосылку и займемся исследованием экономических последствий внешних эффектов.

Как мы видели в предшествующих главах, в отсутствие внешних эффектов рыночный механизм способен приводить к распределениям, эффективным по Парето. При наличии внешних эффектов рынок не обязательно приводит к распределению ресурсов, эффективному по Парето. Однако существуют другие общественные институты, такие, как система законодательства или правительственное вмешательство в экономику, которые способны до некоторой степени имитировать рыночный механизм и тем самым достигать эффективности по Парето. В настоящей главе мы увидим, как работают эти институты.

31.1. Курильщики и некурящие

Удобно начать с примера, иллюстрирующего некоторые из важнейших соображений. Представим себе двух соседей по комнате — A и B, имеющих определенные предпочтения в отношении денег и дыма. Мы предполагаем, что оба потребителя любят деньги, но при этом A нравится курить, а B нравится чистый воздух.

Мы можем изобразить потребительские возможности двух указанных потребителей, воспользовавшись ящиком Эджуорта. Длина горизонтальной оси будет показывать общую сумму денег, имеющуюся у обоих индивидов, а высота вертикальной оси — общее количество производимого дыма. Предпочтения индивида A усиливаются по мере возрастания и количества денег, и количества дыма, в то время, как предпочтения индивида B усиливаются по мере увеличения количества денег и количества чистого воздуха — отсутствия дыма. Количество дыма будем измерять по шкале от 0 до 1, где 0 означает совершенное отсутствие дыма, а 1 означает, что комната полна дыма, в общеизвестном смысле этих слов.

При этих условиях мы получаем диаграмму, подобную изображенной на рис.31.1. Обратите внимание на то, что данная картина очень похожа на стандартный ящик Эджуорта, но имеет совершенно другую интерпретацию. Количество дыма является благом для A и антиблагом для B, так что по мере потребления A меньшего количества дыма B перемещается в более предпочитаемое положение. Непременно обратите внимание на различие в измерениях по горизонтальной и вертикальной осям. Количество денег для A измеряется по горизонтали от левого нижнего угла ящика, а количество денег для B — по горизонтали от правого верхнего угла ящика. Однако общее количество дыма измеряется по вертикали от левого нижнего угла ящика. Это различие возникает потому, что деньги могут быть разделены между двумя потребителями, так что всегда будут иметься две суммы денег, подлежащих измерению, в то время, как количество дыма, потребляемое ими обоими по необходимости должно быть общим.

На обычной диаграмме, нарисованной в ящике Эджуорта, благосостояние B растет, когда A сокращает потребление товара 2, однако это объясняется тем, что тогда B начинает потреблять больше товара 2. В ящике Эджуорта на рис.31.1 благосостояние B также растет, когда A сокращает свое потребление товара 2 (дыма), но в силу совершенно другой причины. В данном примере благосостояние B при сокращении потребления дыма потребителем A повышается потому, что оба индивида вынуждены потреблять одно и то же количество дыма, а для индивида B дым является антиблагом.

Мы проиллюстрировали потребительские возможности двух соседей по комнате и их предпочтения. А что можно сказать об имеющемся у них начальном запасе? Предположим, что у обоих имеется одинаковая сумма денег, скажем, по 100 долл. на брата, так что их начальные запасы будут лежать где-то на вертикальной линии, изображенной на рис.31.1. Чтобы точно определить местонахождение начальных запасов на указанной линии, надо определить "начальный запас" дыма/чистого воздуха.

 

 

 

 

Предпочтения в отношении денег и дыма. Дым является благом для индивида A, но антиблагом — для индивида B. То, в какой точке равновесия мы окажемся в конце концов, зависит от того, какой у нас имеется начальный запас.

Рис.

31.1

 

Ответ на этот вопрос зависит от юридических прав курящих и некурящих. A может иметь право курить, сколько угодно, и тогда B придется с этим мириться. Но может быть и так, что у B имеется право на чистый воздух. Возможно и то, что юридические права потребителей на курение и чистый воздух находятся где-то между двумя указанными крайностями.

Общий начальный запас дыма зависит от системы законодательства. Он не так уж сильно отличается от начального запаса обычных видов товаров. Утверждение, что у A имеется начальный запас в 100 долл., означает, что A может решить потребить эти 100 долл. сам или же отдать их, или уступить их в процессе обмена любому другому индивиду. В утверждении о том, что индивид "владеет 100 долл." или "имеет право на 100 долл.", содержится юридическое определение собственности. Аналогичным образом, если индивид владеет правом собственности на чистый воздух, это означает, что он может потреблять чистый воздух, если хочет, а может отдать его или же продать свое право на него кому-то другому. Таким образом, обладание правом собственности на чистый воздух не отличается от обладания правом собственности на 100 долл.

Начнем с рассмотрения правовой ситуации, в которой индивиду B принадлежит по закону право на чистый воздух. Начальный запас на рис.31.1 для этого случая обозначен буквой E — точка, в которой A имеет набор (100,0) и B — набор (100,0). Это означает, что и у A, и у B имеется по 100 долл. и что начальный запас — запас, который имелся бы в отсутствие обмена, — есть запас чистого воздуха.

Как и раньше, в случае отсутствия внешних эффектов, причин, по которым указанный начальный запас должен быть эффективным по Парето нет. Один из аспектов обладания правом собственности на чистый воздух заключается в обладании правом на то, чтобы обменять какое-то его количество на другие желаемые товары — в данном случае на деньги. Вполне может случиться, что B предпочтет обменять какую-то часть своего права на чистый воздух на большее количество денег. Примером такого случая является точка, обозначенная на рис.31.1 буквой X.

Как и раньше, распределение, эффективное по Парето, есть такое распределение, при котором невозможно улучшить благосостояние одного из потребителей без ухудшения благосостояния другого. Такое распределение, как показано на рис.31.1, характеризуется обычным условием касания, означающим, что предельные нормы замещения дыма на деньги должны быть одинаковы для двух индивидов. Представить себе, что в результате обмена A и B попадут в такую эффективную по Парето точку, нетрудно. В самом деле, B имеет право на чистый воздух, но может позволить себе за "взятку" потребить немного дыма, который так нравится A.

Конечно, возможны и другие распределения прав собственности. Мы могли бы вообразить систему законодательства, при которой у A имеется право курить сколько угодно, и тогда B пришлось бы давать A взятку, чтобы тот сократил свое потребление дыма. Это соответствовало бы начальному запасу, обозначенному на рис.31.1 через Е'. Как и раньше, данная точка обычно не является эффективной по Парето, поэтому мы могли бы представить себе, что индивиды совершают между собой обмен, приводящий их в предпочитаемую обоими точку, подобную обозначенной на рисунке через X'.

И X, и X' — распределения, эффективные по Парето; им просто предшествовали разные начальные запасы. Разумеется, благосостояние курильщика A выше в точке X', чем в точке X, а благосостояние некурящего B выше в точке X, нежели в точке X'. Эти две точки имеют различные характеристики с точки зрения распределения, но с точки зрения эффективности они одинаково хороши.

На самом деле причин ограничиваться рассмотрением лишь указанных двух эффективных точек нет. Как обычно, существует целая контрактная кривая, эффективных по Парето распределений дыма и денег. Если индивиды вольны обмениваться обоими указанными товарами, то, как нам известно, они, в конечном счете, окажутся где-то на этой контрактной кривой. Точное положение, в котором они окажутся, будет зависеть от их прав собственности в отношении дыма и денег и от конкретного механизма, которым они воспользуются при осуществлении обмена. Один из механизмов, который они могли бы использовать для осуществления обмена, — ценовой. Как и раньше, мы могли бы представить себе, что некий аукционщик выкрикивает цены и спрашивает, сколько товаров готов купить каждый из индивидов по этим ценам. Если бы в точке начального запаса у индивида A имелось право собственности на дым, то он мог бы обдумать вопрос о продаже части своих прав на курение индивиду B в обмен на деньги B. Аналогичным образом, если бы B были даны права на чистый воздух, то он мог бы продать часть своего чистого воздуха индивиду A.

Если аукционщику удается найти комбинацию цен, при которой предложение равно спросу, все обстоит замечательно: перед нами — славный исход, эффективный по Парето. Если существует рынок дыма, то конкурентное равновесие будет эффективным по Парето. Более того, конкурентные цены, как и в стандартном случае, будут измерять предельную норму замещения двух товаров.

Проведенный нами анализ — точно такой же, как и обычный анализ с применением ящика Эджуорта; он лишь описан для несколько других условий. До тех пор пока имеются четко определенные права собственности в отношении того товара, который связан с внешним эффектом (причем то, кому принадлежат эти права собственности, значения не имеет), индивиды могут в процессе обмена придти из точек своего начального запаса к распределению, эффективному по Парето. Если для поощрения такого обмена между индивидами мы захотим учредить рынок, на котором торгуют данным внешним эффектом, это также приведет к указанному результату.

Проблема возникает лишь тогда, когда права собственности четко не определены. Если A полагает, что имеет право курить, а B считает, что имеет право на чистый воздух, возникают трудности. Практические проблемы, связанные с внешними эффектами, обычно возникают из-за плохо определенных прав собственности. Мой сосед может считать, что имеет право играть на трубе в 3 часа утра, а я могу считать, что имею право на тишину. Фирма может считать, что у нее есть право сбрасывать в атмосферу, которой я дышу, загрязняющие ее вещества, я же могу считать, что этого права у нее нет. Вследствие нечеткого определения прав собственности возможно неэффективное производство внешних эффектов, а это означает, что имеются способы повысить благосостояние обеих заинтересованных сторон путем изменения производства внешних эффектов. Если же права собственности определены четко и имеются механизмы, позволяющие людям вести переговоры между собой, то люди могут обмениваться своими правами на производство внешних эффектов точно так же, как обмениваются правами на производство и потребление обычных товаров.

31.2. Квазилинейные предпочтения и теорема Коуза

Выше утверждалось, что до тех пор пока права собственности определены четко, результатом обмена между индивидами будет эффективное распределение внешнего эффекта. Вообще, количество внешнего эффекта, возникающее при эффективном решении, будет зависеть от распределения прав собственности. В случае с двумя соседями по комнате количество производимого дыма будет зависеть от того, кому принадлежат права собственности, — курильщику или некурящему.

Однако существует особый случай, в котором исход внешнего эффекта независим от распределения прав собственности. Если предпочтения индивидов квазилинейны, то при каждом эффективном решении внешний эффект должен производиться в одном и том же объеме.

Этот случай проиллюстрирован на рис. 31.2 применительно к диаграмме с использованием ящика Эджуорта в примере с курильщиком и некурящим. Поскольку в данном случае все кривые безразличия являются горизонтальными смещениями одна по отношению к другой, геометрическое место точек их взаимных касаний — множество распределений, эффективных по Парето, — будет горизонтальной линией. Это означает, что при каждом распределении, эффективном по Парето, количество дыма одинаково; эффективные распределения различаются лишь принадлежащими индивидам суммами долларов.

Результат, согласно которому при определенных условиях эффективное количество товара, с которым связан внешний эффект, не зависит от распределения прав собственности, известен как теорема Коуза. Следует, однако, подчеркнуть, о каких условиях конкретно идет речь. Предпосылка о квазилинейности предпочтений означает, что количества спроса на товар, вызывающий внешний эффект, не зависят от распределения дохода. Следовательно, перераспределение начальных запасов не влияет на эффективный объем внешних эффектов. Иногда эту идею формулируют, говоря, что теорема Коуза имеет силу, если отсутствуют "эффекты дохода".

 

 

 

Квазилинейные предпочтения и теорема Коуза. Если предпочтения каждого потребителя квазилинейны, так что представляющие их кривые безразличия являются горизонтальными смещениями одна по отношению к другой, то множество распределений, эффективных по Парето, будет горизонтальной линией. Поэтому при каждом распределении, эффективном по Паретто, объем внешнего эффекта, в данном случае дыма, будет одинаков.

Рис.

31.2

 

 

В этом случае распределения, эффективные по Парето, связаны с производством одинакового объема внешнего эффекта. Суммы денег, принадлежащие потребителям, при различных распределениях, эффективных по Парето, будут различны, однако объем внешнего эффекта — количество дыма — будет независим от распределения богатства.

31.3. Внешние эффекты, связанные с производством

Теперь рассмотрим ситуацию, влекущую за собой внешние эффекты, связанные с производством. Фирма S производит какое-то количество стали, а также некоторое количество загрязненияй x, сбрасываемых ею в реку. Фирма F, занимающаяся рыболовством, расположена вниз по течению и испытывает вредное воздействие со стороны загрязнения, производимого фирмой S.

Предположим, что функция издержек фирмы S задается в виде сs(s, x), где s есть количество производимой стали, а x — количество производимого загрязнения. Обратите внимание на то, что издержки производства данного количества рыбы фирмой F зависят от количества загрязнения, производимого сталелитейной фирмой. Предположим, что загрязнение увеличивает издержки производства рыбы, т.е. сf /x > 0, и снижает издержки производства стали, т.е. сs /x 0. Это последнее предположение говорит о том, что увеличение количества загрязнения снизит издержки производства стали, а значит, уменьшение загрязнения повысит издержки сталелитейного производства, по крайней мере, в определенных пределах.

Задача максимизации для фирмы-производителя стали имеет вид

 

 max ps — сs(s, x),

                                                                                            s, x

 

а задача максимизации прибыли для рыболовецкой фирмы — вид

 

 max pff — сf (f, x).

                                                                                              f

 

Обратите внимание на то, что сталелитейная фирма выбирает производимое ею количество загрязнения, в то время как рыболовецкая фирма должна воспринимать уровень загрязнения как заданный, находящийся вне ее контроля.

Условия, характеризующие максимизацию прибыли, будут иметь вид

 

 ,

 

 

 

для сталелитейной фирмы и

 

 

 

для рыболовецкой фирмы.

Эти условия говорят о том, что в точке максимизации прибыли цена каждого из товаров — стали и загрязнения — должна быть равна предельным издержкам его производства. В случае сталелитейной фирмы одним из ее продуктов является загрязнение, имеющее согласно принятой предпосылке нулевую цену. Поэтому условие, определяющее предложение загрязнения, максимизирующее прибыль, говорит о том, что производимое количество загрязнения следует увеличивать до тех пор, пока издержки производства добавочной единицы загрязнения не станут равными нулю.

Увидеть внешний эффект здесь нетрудно: рыболовецкой фирме небезразлично производство загрязнения, но она не имеет над ним контроля. Сталелитейная же фирма, производя расчеты, связанные с максимизацией прибыли, учитывает только издержки производства стали; издержки, возлагаемые ею на рыболовецкую фирму, она не рассматривает. Возрастание издержек лова рыбы, связанное с увеличением загрязнения, есть часть общественных издержек производства стали, и сталелитейная фирма его игнорирует. Вообще, следует ожидать, что количество загрязнения, производимое сталелитейной фирмой, с точки зрения общества, окажется чересчур велико, так как эта фирма игнорирует воздействие указанного загрязнения на рыболовецкую фирму.

Как выглядит программа производства стали и рыбы, эффективная по Парето? Увидеть, какой она должна быть, нетрудно. Предположим, что рыболовецкая и сталелитейная фирмы слились и образовали одну фирму, производящую и рыбу, и сталь (и, возможно, загрязнение). Тогда внешний эффект отсутствует! Ведь внешний эффект возникает лишь тогда, когда действия одной фирмы влияют на производственные возможности другой. Если существует только одна фирма, то при выборе производственной программы, максимизирующей прибыль, взаимодействия между ее различными "отде-лениями" будут ею учтены. В таком случае мы говорим, что вследствие данного перераспределения прав собственности внешний эффект интернализован. До слияния каждая из фирм имела право производить любое количество стали или рыбы, или загрязнения, какое хотела, — независимо от того, каковы были действия другой фирмы. После слияния фирма-комбинат имеет право контролировать и производство стали, и лов рыбы.

Задача максимизиции прибыли для фирмы, образовавшейся в результате слияния, имеет вид

 

max pss + pf f — сs(f, x) — сf (s, x),

                                                                          s, f, x

 

что дает следующие условия оптимальности:

 

ps = ,

 

pf = ,

 

0 =  + .

 

Главным является последнее равенство. Оно показывает, что фирма, образовавшаяся в результате слияния, будет учитывать влияние загрязнения на предельные издержки и сталелитейной фирмы, и рыболовецкой. Принимая решение о том, какое количество загрязнения производить, отделение по производству стали рассматривает влияние этих действий на отделение по лову рыбу: иными словами, оно учитывает общественные издержки своей производственной программы.

Какое это имеет значение с точки зрения производимого количества загрязнения? Когда сталелитейная фирма действовала самостоятельно, количество загрязнения определялось условием

 

                                                     = 0.                                            (31.1)

 

Иными словами, сталелитейный завод увеличивал производство загрязнения до тех пор, пока предельные издержки не становились равными нулю:

 

MCS (s*, x*) = 0.

 

В фирме, образовавшейся в результате слияния, количество загрязнения определяется условием:

 

                                             +  = 0.                                    (31.2)

 

Иначе говоря, образовавшаяся в результате слияния фирма увеличивает производство загрязнения до тех пор, пока сумма предельных издержек для сталелитейного завода и для рыболовецкого отделения не станет равной нулю. Это условие можно записать также в виде

 

                                           — =  > 0                                   (31.3)

 

или

 

MCS (,) = MCF (,).

 

В этом последнем выражении MCF (,) есть величина положительная, так как увеличение загрязнения повышает издержки производства данного количества рыбы. Следовательно, образовавшаяся в результате слияния фирма захочет производить в точке, где —MCS (,) есть величина положительная; иными словами, она захочет производить меньше загрязнения, чем независимая сталелитейная фирма. При учете истинных общественных издержек производства внешнего эффекта, связанного с производством стали, оптимальное количество производимого загрязнения уменьшится. Когда сталелитейная фирма стремится минимизировать свои частные издержки производства стали, она производит в точке, где предельные издержки добавочного загрязнения равны нулю; однако уровень загрязнения, эффективный по Парето, достигается при минимизации общественных издержек загрязнения. При уровне загрязнения, эффективном по Парето, сумма предельных издержек загрязнения двух фирм должна равняться нулю.

Эта аргументация иллюстрируется рис.31.3. На данном графике —MCS показывает предельные издержки сталелитейной фирмы, связанные с производством большего загрязнения. Кривая, обозначенная MCF, показывает предельные издержки рыболовецкой фирмы, связанные с большим загрязнением. Сталелитейная фирма, максимизирующая прибыль, увеличивает производство загрязнения до точки, в которой ее предельные издержки, связанные с производством большего загрязнения, равны нулю.

Однако при уровне загрязнения, эффективном по Парето, сталелитейная фирма продолжает увеличивать загрязнение до точки, в которой эффект предельного увеличения загрязнения равен предельным общественным издержкам, учитывающим влияние загрязнения на издержки обеих фирм. При эффективном уровне производства загрязнения сумма, которую сталелитейная фирма готова заплатить за добавочную единицу загрязнения, должна равняться порождаемым этим добавочным загрязнением общественным издержкам, включающим в себя издержки, налагаемые загрязнением на рыболовецкую фирму.

 

 

 

 

Общественные издержки и частные издержки. Сталелитейная фирма увеличивает производство загрязнения до точки, в которой предельные издержки добавочного загрязнения равны нулю. Однако производство загрязнения, эффективное по Парето, имеет место в точке, где цена равна предельным общественным издержкам, включающим в себя издержки загрязнения, которые несет рыболовецкая фирма.

Рис.

31.3

 

 

Сказанное совершенно согласуется с приведенными в предшествующих главах рассуждениями по поводу эффективности. Там нами предполагалось отсутствие внешних эффектов, поэтому частные и общественные издержки совпадали. В этом случае эффективный по Парето объем выпуска каждого товара определяется свободным рынком. Однако если частные и общественные издержки не совпадают, одного рыночного механизма для достижения эффективности по Парето может оказаться недостаточно.

ПРИМЕР: Ваучеры на загрязнение

Всем хочется, чтобы окружающая среда была чистой,...до тех пор, пока за это платит кто-то другой. Даже если мы приходим к согласию по поводу того, насколько следует уменьшить загрязнение, проблема определения наиболее эффективного способа, которым можно достичь намеченного уменьшения загрязнения, по-прежнему остается нерешенной.

Возьмем пример выбросов в атмосферу окислов азота. Одна из фирм, осуществляющих выбросы, может счесть для себя уменьшение выбросов указанного загрязняющего вещества не слишком дорогостоящим, в то время как другая — может счесть его очень дорогим. Следует ли требовать от обеих фирм уменьшения выбросов загрязняющих веществ на одно и то же физическое количество в одной и той же пропорции или в соответствии с каким-то иным правилом?

Рассмотрим простую экономическую модель. Предположим, что существует только две фирмы. У фирмы 1 квота выбросов составляет x1, а у фирмы 2 — x2. Издержки достижения квоты выбросов в размере x1 есть c1(x1); аналогичные обозначения вводятся для фирмы 2. Общее количество выбросов фиксируется на некотором целевом уровне X. Если мы хотим минимизировать общие издержки достижения цели по выбросам при совокупном ограничении, нам надо решить следующую задачу:

 

 min c1(x1) + c2(x2)

                                                                                            x1, x2

 

при x1 + x2 = X.

 

Стандартная экономическая аргументация показывает также, что предельные издержки контроля за выбросами должны уравниваться по фирмам. Если бы у одной фирмы издержки контроля за выбросами были выше, чем у другой, мы могли бы снизить общие издержки, сократив квоту первой фирмы и увеличив квоту второй.

Как может быть достигнут такой исход? Если бы регулирующие правительственные органы располагали информацией об издержках выбросов для всех фирм, они могли бы рассчитать соответствующую структуру производства и обязать указанные фирмы ее придерживаться. Однако издержки сбора всей этой информации и ее регулярного обновления головокружительны. Охарактеризовать оптимальное решение гораздо легче, чем фактически обеспечить его выполнение!

Многими экономистами утверждалось, что лучший способ обеспечить выполнение эффективного решения задачи контроля за выбросами — использование рынка. Похоже, скоро такая система контроля за выбросами, основанная на действии рыночного механизма, будет внедрена в практику в Южной Калифорнии. Вот в чем суть плана, который должен быть реализован в Калифорнии.

Каждой из 2700 фирм, являющихся крупнейшими загрязнителями окружающей среды в Южной Калифорнии, назначается квота выбросов окислов азота. Эта квота первоначально устанавливается на уровне, на 8 % меньшем, чем выбросы данной фирмы в предшествующем году. Если выбросы фирмы в точности соответствуют квоте, она не платит ни пени, ни штраф. Однако, уменьшая свои выбросы до уровня, меньшего, чем ее квота, она может продать добавочное "право на выброс" на открытом рынке.

Предположим, что квота фирмы составляет 95 тонн выбросов окислов азота в год. Если фирме удастся в текущем году произвести выбросы в размере лишь 90 тонн, то она может продать право на выброс 5 тонн окислов азота какой-либо другой фирме. У каждой фирмы имеется возможность сравнить рыночную цену права на выброс с издержками уменьшения своих выбросов и решить, что ей выгоднее, с точки зрения уменьшения издержек, — продолжать уменьшать выбросы или же купить права на добавочные выбросы у других фирм.

Фирмы, считающие, что им нетрудно уменьшить выбросы, будут продавать права на добавочные выбросы фирмам, считающим уменьшение выбросов слишком дорогостоящим для себя. В равновесии рыночная цена права на выброс одной тонны загрязняющих веществ должна в точности равняться предельным издержкам уменьшения выбросов на одну тонну. Но это как раз то условие, которое характеризует оптимальную структуру выбросов! Рынок разрешений на выбросы автоматически создает эффективную структуру выбросов.

31.4. Интерпретация условий эффективности по Парето

Существует несколько полезных интерпретаций условий эффективности по Парето, выведенных нами выше. Каждая из этих интерпретаций предлагает схему корректировки потерь эффективности, вызванных внешним эффектом, связанным с производством.

Суть первой интерпретации заключается в том, что сталелитейная фирма сталкивается с неправильной ценой загрязнения. Что касается сталелитейной фирмы, ей производство загрязнения не стоит ничего. Однако при этом подходе не учитываются издержки, налагаемые загрязнением на рыболовецкую фирму. Согласно данной точке зрения ситуацию можно исправить, если сделать так, что фирма-загрязнитель столкнется с истинными общественными издержками своих действий.

Один из способов сделать это — ввести налог на загрязнение, производимое сталелитейной фирмой. Предположим, что мы вводим налог в t долларов на единицу загрязнения, производимого сталелитейной фирмой. Тогда задача максимизации прибыли сталелитейной фирмы приобретает вид

max pss — сs (s, x) — tx.

                                                                                   s, x

 

Условия максимизации прибыли для этой задачи будут иметь вид

 

ps = 0

 

t = 0.

 

Сравнивая эти условия с уравнением (31.3), мы видим, что если ввести обозначение

 

t = ,

 

то эти условия окажутся теми же, что и условия, характеризующие уровень загрязнения, эффективный по Парето.

Этот род налога известен как налог Пигу. Проблема с налогами Пигу состоит в следующем: для того чтобы ввести такой налог, требуется знать оптимальный уровень загрязнения. Но если бы мы знали оптимальный уровень загрязнения, мы могли бы просто обязать сталелитейную фирму производить именно это количество загрязнения, и нам совсем не пришлось бы усложнять дело введением такой налоговой схемы.

Другая интерпретация данной проблемы состоит в том, что существует "отсутствующий" рынок — рынок загрязняющего вещества. Проблема внешнего эффекта возникает потому, что фирма-загрязнитель сталкивается с нулевой ценой на производимый ей товар (загрязняющее вещество), в то время как люди готовы были бы заплатить деньги, чтобы объем выпуска загрязняющих веществ был сокращен. С общественной точки зрения, выпуск загрязнения должен иметь отрицательную цену.

Мы могли бы представить себе мир, в котором рыболовецкая фирма имеет право на чистую воду, но может продавать право разрешать загрязнение. Обозначим через q цену единицы загрязнения и через x количество загрязнения, производимое сталелитейной фабрикой. Тогда задача максимизации прибыли для сталелитейной фирмы принимает вид

 

 max pss — qx — cs (s, x),

                                                                                  s, x

 

а задача максимизации прибыли для рыболовецкой фабрики — вид

 

max pf f + qx — cf (f, x).

                                                                                      f, x

Член qx входит в выражение для прибыли сталелитейной фирмы с отрицательным знаком, так как он представляет издержки — сталелитейная фирма должна покупать право производить x единиц загрязнения. Однако в выражение для прибыли рыболовецкой фирмы он входит с положительным знаком, поскольку рыболовецкая фирма получает доход от продажи этого права.

Условиями максимизации прибыли являются

 

                                                                       ps =                                                              (31.4)

 

                                                                      q = —                                                           (31.5)

 

                                                                      pf =                                                             (31.6)

 

                                                                      q = .                                                           (31.7)

 

Таким образом, каждая из фирм, выбирая, какое количество загрязнения покупать или продавать, сталкивается с общественными предельными издержками каждого из своих действий. Если корректировать цену загрязнения до тех пор, пока спрос на загрязнение не сравняется с его предложением, то мы получим эффективное равновесие, как и в случае любого другого товара.

Обратите внимание на то, что при оптимальном решении уравнениями (31.5) и (31.7) подразумевается, что

 

= .

 

Это равенство означает, что предельные издержки уменьшения загрязнения сталелитейной фирмой должны равняться предельной выгоде, получаемой от указанного уменьшения загрязнения рыболовецкой фирмой. Если бы данное условие не удовлетворялось, мы не могли бы иметь оптимальный уровень загрязнения. Конечно, это то же самое условие, с которым мы столкнулись в уравнении (31.3).

Анализируя данную проблему, мы утверждали, что рыболовецкая фирма имеет право на чистую воду и что сталелитейная фирма должна покупать право на загрязнение. Однако можно было бы распределить права собственности и наоборот: сталелитейная фирма могла бы иметь право на загрязнение, и рыболовецкой фирме пришлось бы платить, чтобы побудить сталелитейную фирму уменьшить уровень загрязнения. Как и в случае с курильщиком и некурящим, это также привело бы к эффективному исходу. Фактически это привело бы в точности к тому же исходу, поскольку должны были бы удовлетворяться те же самые уравнения.

Чтобы увидеть это, предположим теперь, что сталелитейная фирма имеет право увеличивать загрязнение, скажем, до какого-то количества , но что рыболовецкая фирма готова платить ей за то, чтобы она уменьшила производимое ею загрязнение. Тогда задача максимизации прибыли для сталелитейной фирмы имеет вид

 

 max pss + q(x) — cs(s, x).

                                                                              s, x

 

Теперь у сталелитейной фирмы имеется два источника дохода: она может продавать сталь и может продавать отказ от загрязнения. Условия равенства цены предельным издержкам приобретают вид

 

                                                   ps= 0,                                          (31.8)

 

                                                  —q= 0.                                         (31.9)

 

Задача максимизации прибыли для рыболовецкой фирмы теперь имеет вид

 

 max pf f q(x) — cf (f, x),

                                                                           f, x

 

а условия оптимальности для нее

 

                                                 pf = 0,                                       (31.10)

 

                                                  q= 0.                                        (31.11)

 

Теперь обратите внимание на следующее: четыре уравнения (31.8)—(31.11) — это в точности те же уравнения, что и четыре уравнения (31.4)—(31.7). В случае внешних эффектов, связанных с производством, оптимальная структура производства не зависит от распределения прав собственности. Конечно, распределение прибыли обычно зависит от распределения прав собственности. Несмотря на то, что исход для общества не зависит от распределения прав собственности, у владельцев фирм, о которых идет речь, могут иметься четкие взгляды на то, какое распределение является для них подходящим.

31.5. Рыночные сигналы

Наконец, обратимся к третьей интерпретации внешних эффектов, являющейся во многих отношениях самой глубокой. В случае слияния сталелитейной и рыболовецкой фирм проблема внешних эффектов отсутствует — так почему же эти фирмы не сливаются друг с другом? В самом деле, если подумать, то у этих двух фирм определенно есть стимул к слиянию: если действия одной фирмы оказывают влияние на действия другой, то вместе благодаря координации своего поведения они могут произвести большую прибыль, чем действуя поодиночке. Сама по себе цель максимизации прибыли должна была бы поощрять интернализацию внешних эффектов.

Другими словами: если бы объединенная прибыль фирм при наличии координации превышала сумму прибылей, полученных в ее отсутствие, то фирмы могли бы быть выкуплены у нынешних владельцев за сумму, равную текущей стоимости потока прибылей соответствующей фирмы, деятельность обеих фирм могла бы быть скоординирована и покупатель при этом мог бы получить избыточную прибыль. Этим покупателем могла бы быть либо одна из старых фирм, либо какая-либо другая фирма.

Сигнал к интернализации внешних эффектов дается самим рынком, и это одна из причин, по которой такого рода внешний эффект, связанный с производством, наблюдается редко. Большинство фирм уже произвело интернализацию внешних эффектов, возникающих между производственными единицами, оказывающими воздействие друг на друга своим производством. Примером такого рода может служить упоминавшийся ранее случай с яблоневым садом и пчеловодом. В данном случае внешний эффект существовал бы, если бы обе фирмы игнорировали факт своего взаимодействия...но почему они должны быть столь глупы, чтобы так поступать? Гораздо более вероятно, что или одна из фирм, или обе они поймут, насколько больше прибыли можно получить благодаря координации их деятельности или взаимному соглашению, или при продаже одной из фирм другой. В самом деле содержание в яблоневых садах медоносных пчел с целью опыления деревьев — широко распространенная практика. Данный конкретный внешний эффект с легкостью интернализируется.

31.6. Трагедия общин

Выше нами утверждалось, что при четком определении прав собственности проблемы внешних эффектов, связанных с производством, возникать не должно. Однако в случаях нечеткого определения прав собственности исход экономических взаимодействий, несомненно, будет характеризоваться неэффективностями того или иного рода.

В настоящем параграфе мы рассмотрим особенно широко известную неэффективность, именуемую "трагедией общин". Поставим эту проблему в ее исходном варианте применительно к общинным пастбищным землям, хотя существует множество других возможных ее иллюстраций.

Рассмотрим деревню, жители которой занимаются сельским хозяйством и пасут коров на общинном поле. Сравним два механизма распределения: первый — частная собственность: кто-то, владеющий полем, решает, сколько коров должно на нем пастись; второй — поле находится в общем владении жителей деревни и доступ к нему свободный и неограниченный.

Предположим, что покупка коровы обходится в a долларов. То, сколько корова дает молока, будет зависеть от того, сколько других коров пасется на общинной земле. Обозначим через f(c) стоимость молока, производимого в случае, когда на общинной земле пасется c коров. Таким образом, стоимость молока, приходящегося на одну корову, — это как раз средний продукт f(c)/c.

Сколько коров следовало бы пасти на общинной земле, если бы мы хотели максимизировать общее богатство деревни? Чтобы максимизировать общее количество богатства, построим следующую задачу

 

 max f(c) — ac.

                                                                                                  c

 

Теперь уже должно быть ясно, что максимум производства придется на точку, в которой предельный продукт коровы равен предельным издержкам на нее a:

 

MP(c*) = a.

 

Если бы предельный продукт коровы был больше a, то было бы выгодно пустить на общинный выпас еще одну корову; а если бы он был меньше a, выгодно было бы убрать одну корову с общинного выпаса.

Если бы общинное пастбище принадлежало кому-то, кто мог бы ограничить доступ к нему, в результате мы получили бы именно такое решение. Ведь в этом случае владелец пастбища купил бы как раз то количество коров, которое максимизировало бы его прибыль.

А что произошло бы, если бы отдельные жители деревни сами решали, пользоваться им общинным полем или нет? У каждого жителя деревни имелся бы выбор — пасти корову на общинном поле или нет. Выпас коровы на общинном поле приносил бы прибыль до тех пор, пока стоимость выпуска, получаемая от коровы, превышала бы ее стоимость. Предположим, что в данный момент на общинном поле пасется c коров, так что текущий выпуск на корову составляет f(c)/c. Если житель деревни решает добавить еще одну корову, то общее число коров составит c + 1. Поэтому общий доход, приносимый одной коровой жителю деревни, составит f(c + 1)/(c + 1). Он должен сравнить этот доход со стоимостью коровы. Если f(c + 1)/(c + 1) > a, то добавление одной коровы выгодно, так как стоимость выпуска превышает издержки. Следовательно, жители деревни будут увеличивать число коров, пасущихся на общинном поле, до тех пор, пока средний продукт одной коровы не станет равным a. Отсюда следует, что общее число коров, выпас которых производится на общинном поле, составит , где

 

 = a.

 

Можно вывести этот результат и по-другому — прибегнув к предпосылке о свободном входе. Если пасти корову на общинном поле прибыльно, то жители деревни будут покупать коров. Они прекратят увеличивать число коров на общинном пастбище только тогда, когда прибыль в результате этого увеличения сведется к нулю, т.е. когда

 

f() — a = 0,

 

а это не что иное, как преобразование условия, приведенного в предшествующем абзаце.

Принимая решение о том, покупать корову или нет, индивид сравнивает добавочную стоимость f(c)/c, которую он получит от покупки коровы, со стоимостью коровы a. Для него такой расчет хорош, но совершенно упускается из виду тот факт, что добавленная индивидом корова уменьшит надой молока от всех остальных коров. Поскольку индивид игнорирует эти общественные издержки своей покупки, на общинном пастбище окажется слишком много коров. (Мы предполагаем, что число коров, которыми владеет каждый индивид, пренебрежимо мало по отношению к общему числу коров, пасущихся на общинной земле.)

Эти рассуждения иллюстрирует рис.31.4. На нем изображена нисходящая кривая среднего продукта, поскольку разумно предположить, что по мере увеличения числа коров, пасущихся на общинной земле, выпуск на одну корову убывает.

 

 

 

 

Трагедия общин. Если пастбище находится в частной собственности, то число коров выбирается таким образом, чтобы предельный продукт коровы равнялся издержкам на нее. Но если пастбище является собственностью общины, то выпас коров будет увеличиваться до тех пор, пока прибыль не станет равна нулю; таким образом, на данной земле будет пастись слишком много коров.

Рис.

31.4

 

Поскольку средний продукт снижается, кривая предельного продукта все время должна находиться под кривой среднего продукта. Поэтому число коров в точке, где предельный продукт равен a, должно быть меньше числа коров в точке, где средний продукт равен a. В отсутствие механизма, ограничивающего пользование пастбищем, поле пострадает от чрезмерного выпаса.

Частная собственность дает такой механизм. В самом деле, как мы видели, в случае, когда нечто, интересующее людей, принадлежит кому-то, кто может контролировать пользование этим объектом и, в частности, может помешать другим нанести ему ущерб чрезмерно интенсивным использованием, внешние эффекты, по определению, отсутствуют. Рыночное решение приводит к исходу, эффективному по Парето. Неэффективность может возникать только в ситуациях, когда не существует способа не допустить других к пользованию чем-то, и к исследованию этой темы мы обратимся в следующей главе.

Конечно, частная собственность — не единственный общественный институт, который может способствовать эффективному использованию ресурсов. Например, можно было бы сформулировать правила относительно того, сколько именно коров подлежит выпасу на деревенской общинной земле. При наличии системы законодательства, заставляющей следовать этим правилам, с точки зрения издержек это может быть эффективным решением, обеспечивающим эффективное использование общего ресурса. Однако в ситуациях, когда закон допускает неоднозначное истолкование или отсутствует, легко может возникнуть "трагедия общин". Отрезвляюще действующими примерами такого рода являются хищнический лов рыбы в нейтральных водах и истребление некоторых видов животных вследствие хищнической охоты.

ПРИМЕР: Хищнический лов рыбы

Согласно сообщению в "Нью-Йорк Таймс" вследствие хищнического лова рыбы были уничтожены биологические популяции трески, пикши и камбалы, кормившие жителей Новой Англии в течение веков. По мнению одного эксперта, рыбаки Новой Англии вылавливают от 50 до 70 % имеющейся популяции, что более чем в два раза превышает уровень лова, обеспечивающий ее выживание.

Этот хищнический лов рыбы — превосходный пример проблемы общин: влияние каждого рыбака на общую популяцию рыбы ничтожно мало, но совокупные усилия тысяч рыбаков приводят к серьезному истощению ее запасов. Совет Новой Англии по управлению рыболовством пытается смягчить проблему, вводя запрет на вхождение в отрасль новых фирм, требуя от рыбаков ограничить число дней пребывания в море и увеличивать размер ячеек в сетях.

Складывается впечатление, что в случае принятия мер по сохранению запасов рыбы они могли бы быть восстановлены всего за пять лет. При введении регулирования, предотвращающего хищнический лов рыбы, текущая стоимость прибыли отрасли в целом была бы больше. Однако такие меры почти наверняка подразумевали бы сокращение рыбацких лодок, используемых в отрасли, а это — мера, крайне непопулярная среди мелких рыбаков, которых ее принятие скорее всего вынудило бы уйти из отрасли.

31.7. Загрязнение окружающей среды автомобилями

Как было сказано выше, загрязнение — прекрасный пример внешнего эффекта в экономике. Эксплуатация автомобиля одним потребителем обычно снижает качество воздуха, которым дышат другие потребители. Маловероятно, чтобы с помощью нерегулируемого свободного рынка можно было добиться оптимального уровня загрязнения: более вероятно то, что в отсутствие у потребителя издержек, связанных с создаваемым им загрязнением, уровень производимого загрязнения будет чересчур велик.

Один из подходов к контролированию уровня автомобильного загрязнения окружающей среды состоит в том, чтобы с точки зрения производимого ими загрязнения автомобили удовлетворяли определенным стандартам. С момента принятия Закона о чистом воздухе 1963 г. этот подход сделался основным в политике США, направленной на борьбу с загрязнением окружающей среды. Этим законом (или, точнее, последующими поправками к нему) устанавливались стандарты по автомобильным выхлопам для производителей автомобилей в Соединенных Штатах.

Лоренс Уайт описал недавно выгоды от этой программы и связанные с ней издержки; большая часть нижеприведенного текста представляет собой выдержки из его работы.

По оценкам Уайта, издержки на оборудование по контролю за выхлопами составляют около 600 долл. на автомобиль, добавочные издержки по содержанию этого оборудования — около 180 долл. на автомобиль и издержки, связанные с сокращением пробега при данном расходе бензина и с необходимостью использования бензина без примесей свинца доходят примерно до 670 долл. на автомобиль. Таким образом, общие издержки введения стандартов контроля за выхлопами в течение срока жизни автомобиля составляют примерно 1450 долл. на автомобиль. (Все цены даны в долларах 1981г.)

Как утверждает Уайт, существует несколько проблем, связанных с современным подходом к регулированию автомобильных выхлопов.

Во-первых, этот подход требует, чтобы все автомобили удовлетворяли одинаковым стандартам. (Калифорния — единственный штат с различными стандартами контроля за выхлопами.) Это означает, что каждый человек, покупающий автомобиль, должен заплатить добавочные 1450 долл. независимо от того, живет он в сильно загрязненном районе или нет. Согласно выводам исследования, проведенного в 1974 г. Национальной академией наук, 63 % автомобилей США не нуждается в ныне действующих жестких стандартах. По мнению Уайта, "почти две трети покупателей автомобилей тратят ...значительные суммы на ненужные системы."

Во-вторых, подавляющая часть ответственности за соответствие стандартам падает на производителя и лишь незначительная — на пользователя. Если только владельцы автомобилей не проживают в штате, где проводятся регулярные проверки, у них имеется мало стимулов к поддержанию в рабочем порядке своего оборудования по контролю за загрязнением.

Что более существенно — у водителей отсутствуют стимулы экономить на езде. В таких городах, как Лос-Анджелес, где загрязнение наносит серьезный ущерб, с позиций здравого экономического смысла, стоило бы поощрять людей к тому, чтобы они меньше ездили на автомобиле. При действующей системе люди, наезжающие 2000 миль в год в Северной Дакоте, платят за контроль над загрязнением в точности такую же сумму, как и люди, наезжающие 50000 миль в год в Лос-Анджелесе.

Альтернативным решением проблемы контроля за загрязнением могли бы быть сборы за сброс. Как пишет Уайт, введение сборов за сброс потребовало бы ежегодного осмотра всех транспортных средств наряду со считыванием счетчика пройденного пути и с проведением тестов, оценивающих вероятные выбросы загрязняющих веществ этим транспортным средством в течение прошедшего года. Тогда различные общины могли бы взимать сборы, основанные на оценочном количестве загрязнения, действительно произведенного в ходе эксплуатации данного транспортного средства. Этот метод гарантировал бы оплату людьми истинных издержек загрязнения и стимулировал бы выбор ими общественно оптимального количества загрязнения.

Подобная система сборов за сброс способствовала бы поиску самими владельцами транспортных средств относительно дешевых способов сокращения выбросов — вложения средств в оборудование, контролирующее загрязнение, изменения водительских привычек и перехода к эксплуатации других транспортных средств. Система сборов за сброс могла бы способствовать установлению даже более высоких стандартов, чем те, которые действуют ныне в общинах, где загрязнение среды является серьезной проблемой. Установление соответствующих сборов за сброс позволяет достичь любого желаемого уровня контроля за загрязнением... причем этот уровень может быть достигнут со значительно более низкими издержками, чем при текущей системе обязательных стандартов.

Разумеется, нет причины, по которой нельзя было бы также сохранить какие-то обязательные федеральные стандарты для двух третей транспортных средств, эксплуатируемых в местностях, где загрязнение не является серьезной проблемой. Если введение стандартов обходится дешевле, чем проведение осмотра, то, безусловно, следует выбрать этот путь. Выбор подходящего метода контроля за загрязнением среды автомобилями — как, впрочем, и выбор любой социальной политики этого рода, — должен основываться на рациональном анализе выгод и издержек.

Краткие выводы

1.    Как показывает первая теорема экономики благосостояния, в отсутствие внешних эффектов свободный, конкурентный рынок приводит к эффек-тивному исходу.

2.    Однако при наличии внешних эффектов маловероятно, чтобы исход функционирования механизма конкурентного рынка был эффективным по Парето.

3.    В этом случае государство способно иногда "имитировать" рынок, исполь-зуя цены для правильного сигнализирования об общественных издержках индивидуальных действий.

4.    Что более важно — система законодательства способна гарантировать четкое определение прав собственности, так что возникает возможность совершения обменных сделок, способствующих усилению эффективности.

5.    При квазилинейных предпочтениях эффективное количество внешнего эффекта, связанного с потреблением, не зависит от распределения прав собственности.

6.    Лекарства от внешних эффектов, связанных с производством, включают использование налогов Пигу, учреждение рынков для внешних эффектов, просто разрешение слияний фирм или иные способы передачи прав собственности.

7.    Под "трагедией общин" подразумевается тенденция к хищническому ис-пользованию общинной собственности. Это наиболее широко распростра-ненный вид внешнего эффекта.

ВОПРОСЫ ДЛЯ ПОВТОРЕНИЯ

1.    Верно или неверно? Точное очерчивание прав собственности обычно снимает проблему внешних эффектов.

2.    Верно или неверно? Если предпочтения квазилинейны, то применительно к распределению последствия очерчивания прав собственности уничто-жаются.

3.    Перечислите еще какие-нибудь примеры положительных и отрицательных внешних эффектов, связанных с потреблением и производством.

4.    Предположим, что правительство намерено контролировать исполь-зование общинной собственности; какие существуют методы достижения эффективного уровня ее использования?

 

 

© 2008-2014 freakonomics.ru